72247-Trinity_Ulanov-875x1024

ТАЙНА СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

Учение о Троице является основой Христианства, на которой зиждется все спасительные истины православного вероучения. «Единый по существу Бог Троичен в Лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная». В этих немногих словах выражается сущность христианского учения о Пресвятой Троице, но несмотря на такую видимую краткость, несложность, догмат Троицы составляет одну из самых глубоких, самых непостижимых, неведомых тайн Откровения Божия. Сколько бы мы ни напрягали свой ум, мы совершенно не в силах представить, каким образом три самостоятельных Божественных Лица совершенно равного Божеского достоинства могут составить единое, нераздельное Существо.

Святые отцы Церкви, своей Богом просвещенной мыслью, не раз приближались к этой необъятно глубокой, возвышенной истине. В своих стараниях как-либо уяснить ее, приблизить к пониманию нашего ограниченного ума, они прибегали к разнообразным уподоблениям, заимствуя их то из явлений окружающей природы, то из духовного устройства человека. Для нас, все-таки, среди различных аналогий, используемых в богословии для описания жизни внутри Троицы, возможно, наиболее подходящей является образ взаимной любви. Согласно этой аналогии, Троица понимается как общение или общность ипостасей, или личностей, соединенных друг с другом узами взаимной любви. Важнейшая особенность этой аналогии в том, что она имеет несомненное основание в Священном Писании,  у апостола Иоанна Богослова: «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино» (Ин.15,9).

Святая Троица — пример для каждого из нас, любовь — это есть жертвенное служение друг другу. И пребывающий в этом служении пребывает в Боге, пребывает в Церкви, потому что Церковь — это и есть единство в любви. И стремящийся к этому жертвенному служению стремится к Богу. Как однажды сказал авва Дорофей: «Центр этого мира — Бог. Мы все — радиусы. И если мы все, как радиусы, стремимся к центру, то мы и приближаемся друг к другу. И приближаясь, сближаясь друг с другом, мы невольно стремимся к центру, то есть приближаемся к Самому Богу». И поэтому всякое разъединение, всякая обособленность, всякий эгоизм, всякое действие, направленное против единства, есть дело против Бога. И наоборот: единство в Боге, соучастие, сострадание, сопереживание, внимательность, все то, что нас сближает друг с другом, в служении друг другу, в подражании Христу — все это служит Самому Богу.

Однажды преподобный старец Нектарий Оптинский сказал, казалось бы, на первый взгляд, парадоксальную вещь, что служение матери-христианки есть служение Святой Троице. Как это понять? Вот священники служат Святой Троице, певчие служат Святой Троице. А причем здесь женщина-христианка? Ее служение старец Нектарий уподобил служению Святой Троице, потому что служение матери-христианки своей семье — это тоже есть жертва: жертва временем, жертва покоем, жертва здоровьем, жертва благополучием, жертва успокоенностью. Это всегда крестоношение, всегда понуждение ради мужа, ради детей, ради престарелых родителей. Бесконечные готовки, стирки, уборки. И вдруг старец Нектарий говорит: «Это есть служение Святой Троице». Почему? А потому что она, христианка, тоже несет жертвенное служение этому миру: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16). И когда мы служим друг другу по мере наших сил и возможностей, мы уподобляемся в этом Богу. Но жертвенным может быть не только служение женщины-христианки, но и мужа, без которого невозможно это служение, который греет, питает, кормит, содержит, своим трудом зарабатывает трудовую копейку для своей семьи, для своих родителей, родных и близких. Как-то святые отцы сказали: «Любовь,— то есть жертвенное служение,— должна начаться с наших родных и близких, но она не должна ими ограничиваться».

Святой Амвросий Оптинский, когда к нему приходили со своими житейскими проблемами и честно говорили ему: «Ты знаешь, отче, а я не имею любви к мужу или к жене»,— говорил: «Если не имеешь этого высокого чувства, которое приходит со временем, если не имеешь этого чувства и состояния, если не имеешь любви, делай дела любви, и придет любовь». Делай дела любви — вот нам заповедь, вот нам путь, вот нам фундамент и направление нашей с вами жизни. Мы называемся детьми Божиими, мы называемся чадами Церкви, мы называемся детьми любви, но как порой мы, бываем далеки именно от этого жертвенного служения. И мы должны в своей жизни перестать мыслить категорией «я» и научиться мыслить категорией «мы». На днях одна раба Божия рассказала мне такую историю: «Сидим с мужем на свежем воздухе. Закусали комары». Муж не воцерковленный, а она — многолетняя прихожанка храма. И она ему говорит: «Володя, меня закусали комары, я пошла домой». Он смотрит на нее и говорит: «Если бы ты была настоящей христианкой, ты бы сказала: «Володя, нас закусали комары, пойдем домой!»». И она ответила: « Он мой учитель!».

Все мы понимаем своим умом и сердцем. Все мы хотим быть любвеобильными, внимательными, сострадательными, сочувственными, добрыми, отзывчивыми. Но как только доходит до дела, вдруг наш эгоизм побеждает желание нашего сердца. Мы боремся с этим эгоизмом всю свою жизнь и понимаем, что одним только умом соображаем, а сердцем не откликаемся на это. Если бы это все получалось одним только напряжением ума и каким-то внутренним действием, то не нужен был бы ни Христос, как Спаситель, ни Церковь, как больница и врачебница, ни священники, ни Таинства Церкви, если бы можно было все это достичь самим. Нет, самим нам ничего не достичь.

И пока мы живы, то можем как-то двигаться кверху, приобщаясь к благодати Божией, которая разлита не вообще где-то и как-то, а в Церкви. Потому что Святой Дух сошел не куда-нибудь, а сошел в общину апостолов, которые жертвенно служили друг другу в любви ради Бога. И вот сюда приходит Святой Дух. В Церкви дана эта благодать и эта возможность стать новыми людьми через Таинства, через жизнь Церкви, через приобщенность к благодати Святого Духа, которая через молитву, через богослужение, через исповедь и Святое Причащение изобильно изливается в душу верующего человека, когда он хоть на несколько секунд, во время Святого Причащения, становится святым и освященным.

Вот поэтому задумаемся в этот великий и святой день — день Святой Троицы, день Святого Духа и явления благодати Святого Духа в Церкви — в Церкви ли мы или нет, мы в жертвенном служении друг другу или нет, мы в единстве или в разделении, мы в любви или нет, мы с Богом или нет?

Дай Бог, чтобы этот святой и праздничный день наполнил всех нас благодатью, наполнил всех нас Божественной любовью, чтобы мы еще и еще раз задумались, кто мы с вами есть, какая честь, благодать и слава дарована нам. Бог называет нас Своими детьми. Если Он нас так называет, тогда мы такими и должны быть через жизнь в Церкви и с Церковью. Чтобы мы больше всего в своей жизни стремились не к тому, чтобы было у нас, а к тому, чтобы было в нас. Потому что то, что в нас будет гораздо важнее того, что у нас. Кто-то из святых сказал: «Вам сложно понять, что такое Троица. И мне сложно вам это объяснить. Но я вам скажу кратко: там, где любовь, там и есть Святая Троица»!

прот. Сергий Кударенко.